Версия для слабовидящих

Учредитель Администрация МО "Чурапчинский район" 678670, Республика Саха, Чурапчинский район, с.Чурапча ул. Ярославского_дом 63 корпус 1
тел/факс: 8 (411 - 51) 41 - 409, e-mail: ChurapGymn@mail.ru

сейчас на сайте

Сейчас 2 гостей онлайн

Телефон

Телефон доверия: 8-(4112)-42-10-28, +7(495) 104-68-38
"Горячая линия": ЕГЭ: 8-(411)-42-10-46, ОГЭ: 8-(4112)-42-10-48, +7(495) 984-89-19,

Управление образование Сетевой городе. Образование Государственные образовательные стандарты общего образования
"С.А.Новгородов-создатель якутской массовой письменности"- Е.Коркина д.ф.н.,профессор, заслуженный деятель наук РФ
Из истории улуса
ИЗ ИСТОРИИ ЧУРАПЧИНСКОГО УЛУСА
С.А. НОВГОРОДОВ - СОЗДАТЕЛЬ ЯКУТСКОЙ МАССОВОЙ ПИСЬМЕННОСТИ
Одним из наших замечательных земляков, имеющих огромную заслугу перед всем якутским народом, создавшим первую массовую письменность для него, был Семен Андреевич Новгородов.
Он родился 13 февраля (по старому стилю 1 февраля) 1892 года по II-м Хатылинском, по тогдашнему названию, а по-нынешнему- в Болтогинском наслеге Чурапчинского улуса. Родители его Андрей Александрович и Анна Николаевна Новгородовы были состоятельными людьми, богатыми якутами-скотоводами. Семен Андреевич был шестым из десяти детей.
Первым, кто приобщил маленького Семена к грамоте, точнее, к русской азбуке, был его малограмотный отец. Затем у местного псаломщика Андрея Винокурова он выучился четырем действиям арифметики, умению читать и переводить небольшие русские тексты. Затем два года он учился в частной школе ссыльного народовольца И.Т.Цыценко. Имея хорошие природные способности, он в школе Цыценко шел первым учеником, в 1905 году сумел выдержать экзамены и поступить в Якутское реальное училище, где также учился весьма хорошо. "Ведомость об успехах, поведении, прилежании и внимании учеников реального училища за 1905-1906 учебный год" показывает, что С.А. Новгородов, тогда первоклассник, получил годовые отметки: по русскому языку- "5", по истории, естественной истории, чистописанию и рисованию- "4", педагогическим советом переведен в следующий класс с похвальным листом 1-й степени"(1). В эти годы, как признавался позже, он много читал, пользовался богатой библиотекой политссыльных, которой заведовал В.М.Ионов. Надо полагать, что и И.Т.Цыценко не ограничивался простым преподнесением ученикам учебного материала, а оказывал на них прогрессивно-демократическое влияние в плане правильного восприятия и оценки событий окружающей жизни.
С.А. Новгородов рано понял бедственное положение родного народа, нищенский уровень его жизни, его почти поголовную неграмотность. И в нем уже со времени учебы в реальном училище зажигается негасимое желание отдать все свои силы облегчению жизни родного народа, его просвещению в первую очередь.
Уже в годы учебы в старших классах реального училища он выказывал неудовлетворенность существующей якутской письменностью, основанной на криллице, которая, по его разумению, не имела ни глубоких традиций, ни единообразного оформления, и похоже, что с тех самых пор в нем стала зарождаться мечта о создании новой, более удобной и доступной для приобщения широких масс неграмотного якутского населения к грамоте, письменности. Записи фольклорных произведений у населения он уже в те годы производил не на русском, а на смешанном алфавите, состоящем из знаков и русского, и латинского алфавитов.
С.А.Новгородов принимает активное участие в создании первого общественно-политического и литературно-художественного журнала на якутском языке "Саха са?ата", выходившего в 1912-13 годах. На страницах журнала были напечатаны, в его записи и обработке, несколько народных песен ("Песня о лете", "Песня о реке Татте", "Песня про голодный год", "День да ночь-сутки прочь" и другие).
После окончания реального училища С.Новгородов год учительствовал в начальной школе в с. Еловка и в Вилюйском городском четырехклассном училище. Затем выезжает в Петербург и поступает на арабско-персидско-турецкий разряд восточного факультета Петербургского университета. Студенту из далекой Якутии посчастливилось быть участником Всероссийского съезда народных учителей и учительниц, состоявшегося в конце 1913-начале 1914 года. С общероссийской трибуны он выступил со смелым в то время требованием создания якутской национальной школы. На заседании инородческой комиссии съезда он прочитал доклад на тему "Краткие сведения об якутах, их школы и их право на образование", в котором делает смелое для того времени требование о создании якутской национальной школы с обучением детей на родном якутском языке. "Чтобы приблизиться к этому святому идеалу, нам нужно, скажу более прямо, необходимо собирать в качестве подготовительного материала все дорогое и самобытное для данной национальности, будь то произведение словесного творчества народа, предметы его обихода, все другие средства для изучения его истории, языка, верований, всего девственного уклада повседневной его жизни и прочее. Нет сомнения, что все это родное, перенесенное в инородческую школу, сразу ее преобразует, т.к. оно будет несравненно ближе сердцу и уму ребенка, всей психике, чем современные нам пособия и руководства".(2)
Через год С.Новгородов перешел на только что открытый и более близкий его специализации монголо-маньчжуро-турецкий разряд восточного факультета. Проходит подготовку под руководством таких корифеев языковедческой науки, как академики В.В.Радлов, В.Л.Котвич, профессора, позже академики Л.В.Щерба, А.Н.Самойлович, профессора, позже члены-корреспонденты АН СССР И.А.Бодуэн-Куртенэ, С.Е.Малов, профессор Е.Д.Поливанов и другие.
Наряду с освоением лингвистической теории, изучением родственных якутскому тюркских, а также монгольских языков он продолжает пытливо изучать существующие системы письмен, прикидывая-примеривая, какую из них можно было бы использовать для создания массовой якутской письменности и с помощью которой можно было бы успешнее решить задачу культурного развития якутского народа. Его внимание привлекает международная фонетическая транскрипция, разработанная парижским профессором сравнительного языкознания Пасси и несколько переработанная профессором Л.В.Щербой. Находит ее как весьма удобное, почти идеальное и в научно-теоретическом, и в техническом смысле письмо, которое нашло широкое применение во многих языках мира. Доступность и совершенство этой транскрипции выгодно отличали ее от всех других письмен, и именно поэтому, считал С.Новгородов, можно будет наибыстрейшим образом приобщить население к грамоте. Импонировало С.А.Новгородову и широкое применение транскрипции в научно-лингвистических изысканиях ученых других стран.
Что касается русского академического алфавита, которым пользовалась небольшая, созданная в течение полустолетия до революции якутская литература, С.Новгородов, хотя и подчеркивал его точность в научном отношении, но отмечал существенный недостаток, обилие надстрочных знаков долготы и краткости гласных и их "смягчения" (умляутов). Он находил, что этот технический недостаток академического алфавита крайне замедляет процесс писания и ведет к многочисленным ошибкам при письме, чтении, наборе, корректуре и разработке наборных касс.
Варианты миссионерской азбуки отвергались им потому, что в них отсутствовала научная точность в передаче звуков. Лучшую из них -хитровскую он считал приспособленной к русскому читателю. В результате одна и та же фонема передается на письме посредством нескольких графем, т.е. она слишком ненаучна.
С.А.Новгородов считал, что проблема массового распространения грамоты среди населения могла быть успешно разрешена только при максимально облегченных правилах пунктуации и орфографии. Отсюда полный его отказ от заглавных букв, знаков препинания и склонность к выбору сугубо фонетического принципа правописания "пиши, как говоришь".
В трудной и новаторской работе по созданию новой якутской письменности С.А.Новгородова поддерживали русские профессора А.Н.Самойлович и Е.Д.Поливанов, которые высоко ценили в своем ученике его целеустремленность и упорство, сами участвовали в создании письменности для народов России.
Летом 1914 года Русский комитет по изучению Средней и Восточной Азии поручил С.А.Новгородову сбор материалов по якутскому фольклору. Он побывал в Таттинском улусе и со слов народных сказителей записал ряд фольклорных текстов. Записанные им со слов известного сказителя Тихона Борисова (Ырыа Тиэхээнэ) обрядовые песни, в частности, "Байанай алгыhа" ("Призывание баяная"), с его переводом на русский язык и примечаниями был опубликован в сборнике Музея антропологии и этнографии в 1916 году.
Летние каникулы 1915 года проводит в Уфимской губернии, изучает татарский язык, собирает материал по устному народному творчеству тептярей.
Зиму 1916-17 годов по семейным обстоятельствам (болезнь отца) вынужден был провести в Якутске, где учительствовал в высшем начальном училище г.Якутска. В 1916 году на страницах газеты "Якутские вопросы" публикует статью "Основные задачи якутской интеллигенции" и рецензию на "Краткий русско-якутский словарь" Э.К.Пекарского. Как и другие представители якутской интеллигенции, С.А.Новгородов с большой радостью встретил весть о падении царского режима в февральские дни 1917 года. В статье "10 марта в якутском сознании" он писал, что якут "в этот светлый и радостный день всеобщей весны чувствует себя свободным и равноправным членом российского государства, впервые подавшего ему, якуту, как прочим представителям угнетенных племен братскую руку", и надеется, что будет "создан государственный строй, основанный на самых широких демократических началах, обеспечивающих самобытное процветание отдельных племен и национальностей, населяющих необъятную Россию".(3)
В марте 1917 года проходил "первый свободный съезд крестьян якутов" Якутской области, на котором С.Новгородов выступает с докладом о необходимости издания якутского букваря, составленного В.М.Ионовым (последний съезду по телеграфу разрешил распоряжаться рукописью букваря как своей собственностью) не на русском алфавите, а на признанной им совершенной международной фонетической транскрипции.
Съезд принял его предложение, были изысканы средства на издание букваря, который был назван "Сахалыы сурук-бичик", и он всю весну и лето 1917 года был занят работой по переработке и изданию ионовского букваря, ближайшую помощь ему оказывал педагог Н.Е.Афанасьев.
С.А.Новгородов впервые практически опробовал в этом букваре задуманную им новую якутскую письменность, основанную на международной фонетической транскрипции на латинской основе. Правда, часть знаков латинского алфавита отсутствовала в якутской типографии, ему пришлось их временно заменить другими. Сам по себе букварь представлял собой наипростейшее учебное пособие по ознакомлению со знаками якутского алфавита с приложением к ним небольшого списка якутских слов и связных предложений, объем его чуть более двух печатных листов. Но это был первый в истории якутского народа букварь на родном языке! Изданный в сентябре 1917 года тиражом в 4000 экземпляров, он положил начало обучению родного языка в школах области (в г.Якутске, Вилюйском, Олекминском, Якутском округах). Однако, в условиях колчаковщины не оказалось достаточных условий для распространения якутской грамоты.
На свержение колчаковщины и восстановление советской власти в Якутии 15 декабря 1919 года С.Новгородов откликнулся декларацией якутской трудовой интеллигенции. "Мы, представители якутской трудовой интеллигенции, настоящей своей декларацией изъявляем свое признание существующей с 15 сего декабря советской власти... Мы мыслим новую советскую власть как коалицию всех живых сил страны против контрреволюции".(4)
С большой активностью Семен Андреевич включился в творческую работу. Руководитель подотдела по научному исследованию Якутской губернии, заведующий его лингвистической секцией, участник научной экспедиции в восточные улусы, лектор на агитационно-политических и педагогических курсах, председатель комиссии по составлению учебников на якутском языке таков был перечень его разносторонней и неутомимой деятельности в то время.
Но издание якутской литературы, учебников затруднялось из-за отсутствия в Якутске шрифтов, типографского оборудования и бумаги. В декабре 1920 года С.А.Новгородов командируется в Петроград для осуществления этого важнейшего задания.
Тем временем в 1922 году в Якутске был выпущен второй якутский букварь, составленный под руководством С.А.Новгородова, "Бастаанны сурук-бичик" несколько переработанное издание ионовского букваря 1917 года "Сахалыы сурук-бичик". В том же 1922 году, постановлением СНК Якутской АССР, в школы республики был введен якутский язык, а в 1923 году, благодаря неутомимой деятельности Новгородова в Петрограде, были отлиты новые якутские шрифты по его алфавиту. В том же году вышли в Петрограде якутский букварь "Сурук-бичик" и книга для чтения "Аа5ар кинигэ". Оба учебника изданы Государственным издательством РСФСР тиражом 5000 экземпляров каждый.
Букварь серьезно отличался от своих предшественников не только лучшим полиграфическим оформлением, но и продуманной педагогической основой и глубоким содержанием: были представлены 74 произведения для детей, из них 27 переводных с русского языка, остальные-произведения якутской литературы и фольклора (стихотворения А.Е.Кулаковского, А.И.Софронова, отрывки из якутских олонхо, сказок, скороговорки, загадки и т.п.).
Букварь сразу получил положительную оценку общественности. "Подбор рисунков, рассказики, отрывки из олонхо (былины)- писала 7 декабря 1923 года газета "Автономная Якутия",- все это своеобразно-якутское, родное и знакомое. Каждая фраза, каждое слово это так знакомо и жизненно-просто".
Книга для чтения состоит из пяти отделов: здесь произведения русских и якутских писателей, фольклорные тексты в обработке самого Новгородова и др. Живо, увлекательно приподносится познавательный материал о родной природе, животных и птицах, обитающих в крае, сведения из этнографии, астрономии и геологии, географии и медицины. В качестве авторов статей Новгородовым были привлечены лучшие представители тогдашней якутской интеллигенции, народные учителя.
С появлением в республике новых шрифтов и другого типографского оборудования стало возможным приступить к планомерному изданию газет и книг. С конца 1923 года на новгородовском алфавите стала выходить республиканская газета "Кыым", с октября 1928 года-молодежная газета "Хотугу ыччат", с октября 1926 года-журнал "Чолбон". Всего на новгородовском алфавите до введения унифицированного новотюркского алфавита на латинской основе было издано более 200 книг, в т.ч. около 30 учебников и учебных пособий.
П.А.Ойунский писал: "Транскрипция Новгородова явилась важнейшим орудием культурной революции среди трудящихся масс неграмотной, отсталой Якутии".(5)
Якутский язык стал общеупотребительным языком на собраниях, конференциях, съездах и в делопроизводстве. Широкое использование родного языка стало важнейшим и действенным средством осуществления задач культурной революции, культурного строительства в республике.
Как известно, в двадцатые годы на латинизированный алфавит перешли все тюркские, монгольские, а также многие малописьменные народы нашей страны, они пользовались им до конца тридцатых-начала сороковых годов. Объективно получилось так, что начало этой "великой революции на Востоке", как назвал ее В.И.Ленин,(6) было положено в Якутии реформой якутской письменности якутским ученым-лингвистом С.А.Новгородовым.
Наряду с основной работой по подготовке и изданию якутских учебников С.А.Новгородов в течение двух лет принимал участие в составлении фундаментального "Словаря якутского языка" Э. К. Пекарского.
Только освободившись от издания учебников, он возобновил занятия в университете и в 1923 году закончил его, успешно сдал экзамены по тюркским наречиям, монгольскому, калмыцкому языкам, тунгусо-маньчжурским наречиям, китайскому, французскому, немецкому языкам. Осенью 1923 года он был зачислен научным сотрудником научно-исследовательского института сравнительной истории и теории литературы и языков Запада и Востока при факультете общественных наук Петроградского госуниверситета. Вел сравнительно-исторические исследования связей якутского языка с другими тюркскими и монгольскими языками, по которым им оставлена картотека в несколько тысяч карточек.(7)
Как специалист, получивший известность по составлению письменности, он привлекался Народным комиссариатом по делам национальностей для участия в создании письменности для других сибирских языков (горно-алтайского, шорского).
В 1921 году С.А.Новгородов вступил в ряды Коммунистической партии, одним из трех его рекомендателей в компартию был М.К.Аммосов.
В июле 1921 года вместе с Э. К. Пекарским и другими он был приглашен и работал в качестве консультанта Якутского отдела Наркомнаца, а в феврале 1922 года вместе с М.К.Аммосовым был введен в Якутское представительство при Наркомнаце. В том же году работал в составе комиссии по определению границ новой автономной республики и выработке "Положения о Якутской АССР".
В декабре 1921 года (23-28 февраля) С.А.Новгородов принимал участие в работе IX Всероссийского съезда Советов как делегат, избранный Якутским губернским съездом ревкомов.
С.А.Новгородов скончался 28 февраля 1924 года в Ленинграде, в самом расцвете творческих сил.
Вся его творческая и общественная деятельность, к сожалению, очень короткая по времени, показывает, что он был пламенным патриотом и верным сыном родины, выдающимся национальным демократом и просветителем, много сделавшим для вывода родного края из мрака темноты и невежества на светлый путь расцвета хозяйства и культуры. Имя его носит сегодня главная школа улуса- Чурапчинская средняя.


Е.Коркина
доктор филологических наук,
профессор, заслуженный
деятель науки Российской
федерации.

Примечания:
1. НАРС, ф.292, оп.1, д.98, л.54.
2. Газета "Якутские вопросы", 1916 г., 10 сентября.
3. "Вестник ЯКОБ", 1917, 13 марта.
4. Архив ЯНЦ СО АН СССР, ф.4, оп.9, д.177, л.1.
5. "Литературная энциклопедия", Т.УШ, М, 1931, стр 113.
6. Павлович М.(М.Вельтман). Революционный восток, ч.1, СССР и Восток, М-Л, 1927, с.95; КПСС во главе культурной революции в СССР, М, 1972, с.173.
7. Архив ЯНЦ СО АН РФ, ф.4, оп.9, д.209.